Сергей Ветров: «До 60% новых проектов будет зарождаться в самом наноцентре»

Сергей Владимирович Ветров

О том, что происходит в региональной наноиндустрии, еженедельнику «Самарское обозрение» рассказал генеральный директор ООО «Нанотехнологический центр Самарской области».

 

- Как изменилась концепция работы Нанотехнологического центра Самарской области с вашим приходом на должность генерального директора?

- Она изменилась кардинально. Дело в том, что фактическая деятельность ООО «Нанотехнологический центр Самарской области» по созданию условий коммерциализации инновационных проектов, развитию инновационной инфраструктуры, начала осуществляться с марта 2015 года. В 2014 — начале 2015 года происходил процесс становления компании, разработка и утверждение локальных нормативных актов, подбор персонала, поиск пилотных проектов. При учреждении ООО заявлялись четыре специализации, в рамках которых предполагалось создание и развитие проектных компаний: перспективные источники тока, катализаторы для нефти и газохимии, инновационные материалы для строительства спортивных сооружений, биосовместимые материалы. С марта 2015 года по май 2017-го рассмотрено более 160 проектов, из которых 45 проектов взято в проработку проектным офисом НЦ, создано 22 компании. Однако темп создания этих компаний и выполнение показателей, поставленных перед НЦ СО основными учредителями и советом директоров, шли тяжело. Соответственно встал вопрос о некоей трансформации работы наноцентра.

- Что конкретно произошло?

- Модель работы нанотехнологического центра Самарской области до середины 2017 года соответствовала классической модели функционирования институтов поддержки предпринимательства, и предполагала «воронку проектов». То есть технический и финансовый анализ всех заявок, поступающих от инициаторов проектов, разработчиков технологий. Сотрудниками центра рассматривались все обращения, и не только в рамках выбранных специализаций. С 2015 по 2017 годы рассмотрено и проанализировано более 170 проектов. Кстати, за это время получена выручка более 3 млн рублей, — при том, что средний срок реализации инновационных проектов составляет 7-10 лет. Специфика данного рынка в России, да и не только здесь, такова, что быстрой коммерциализации ждать не приходится. Тем не менее, есть конкретные цифры: с 2014 года создано более 60 рабочих мест, объем инвестиций в проектные компании со стороны НЦ СО на конец 2017 года превысил 13 млн рублей. На 1 рубль инвестиций НЦ СО приходится 1,94 рубля, внесенных в проекты частными инвесторами.

Да, этап развития НЦ СО в 2015-2017 гг. характеризуется накоплением компетенций в определенных направлениях и формированием первых портфелей малых инновационных компаний. Однако большая часть проектов создавалась вне технологических направлений, так как «воронка проектов», поступающих извне, в силу разнородности заявок не позволяла формировать портфель исключительно в заданных рамках. У большинства проектов, поступающих из внешнего источника, изначально отсутствовали многие качественные критерии. Эти критерии были определены по результатам работы и с учетом общих подходов, сформированных нанотехнологическими центрамми РФ.

Поэтому на региональном уровне последовало решение произвести своего рода «перезагрузку» НЦ СО. Оно совпало по времени с новой задачей, поставленной перед всеми наноцентрами сети, — перейти от работы в логике венчурного фонда к технологическому предпринимательству: самим генерировать и создавать высокотехнологичные бизнесы. «Органический» рост — медленный, от момента идеи и экспериментального образца до конвейерного производства проходит колоссальное количество времени – 8-10 лет. Выход бизнесов – минимальный.

- И какова стратегия развития Наноцентра на сегодняшний день?

- Новая модель работы предполагает анализ запросов и потребностей промышленных партнеров – существующих и потенциальных — и создание технологий в соответствии с проанализированными запросами с возможностью последующей реализации данных технологий. В основу новых специализаций легли исследования технологических трендов, проведенные Imperial College London (тренды рассматриваются в трех временных интервалах от 2014 и далее, и в разрезе пяти ключевых мега-технологий) и McKinsey Global Institute (определены 12 прорывных технологий, которые могут кардинально изменить бизнес и глобальную экономику до 2025 года). В том числе это перспективные источники тока, сверхтвердые промышленные материалы, технологии литья порошковых смесей, производство изделий биомедицинского назначения, новые технологии и покрытия в производстве текстильных изделий специального назначения.

На этапе создания юридического лица нового стартапа не всегда требуются соинвестиции от индустриальных партнеров. От них нужен доступ к технологиям, оборудованию, кадрам, что позволяет создать опытный образец и провести тестирование продукта. И только дальнейшая доработка (до постановки на производство) требует соинвестиций. Преимущественно основным инициатором сатрапов выступает сам НЦ СО или в сотрудничестве с сетью НЦ. Планируется, что таким образом до 60% новых проектов зарождается в самом НЦ СО. Базовые документы НЦ СО юридически не ограничивают возможность создания компаний со 100% участием наноцентра . Так, сегодня уже созданы проектные компании — ООО «Алмазпром», ООО «Алмазпром.Выщелачивание», ООО «ВТС», ООО «КБ 6», ООО «Композитная керамика», ООО «Нордвольт-ЛТ», ООО «Нордвольт-УНТ», ООО «ПЦР-Лаборатория», ООО «УНТ-Материалы». Мы уверены, что накопленные компетенции обеспечат серийность выпускаемых стартапов, а технологические платформы выступят инструментом для их реализации. Количество проектов, включаемых в инвестиционный портфель НЦ СО в результате отбора из внешней среды, существенно сократится.

- С чем связан переезд Наноцентра в технопарк Жигулевская долина? Все ли сотрудники согласились переместиться вместе с ним из Самары в Тольятти?

- Во-первых, переезд изначально был закреплен в наших базовых документах: инвестсоглашение предполагает размещение НЦ СО на двух площадках, — в Самаре и в Тольятти. Технопарк «Жигулевская Долина» — высокотехнологичная инновационная территория, созданная для того, чтобы развивать весь регион. Ждали, когда технопарк будет полностью построен и запущен. Дождались — переехали. Да, потери среди персонала были, но совершенно восполнимые, если мы говорим о фронт-офисе. Что касается проектного офиса, бэк-офиса, то кадровое ядро НЦ СО не пострадало, хотя, безусловно, жаль, что с нами не смогли переехать ряд инвестиционных аналитиков и менеджеров.

Во-вторых, таким образом усиливается контроль и повышается эффективность реализации наших проектных компаний. В-третьих, очень важна интеграция, концентрация усилий на одной площадке высокотехнологичных компаний, ресурсов, компетенций. «Жигулевская долина» дает доступ к своему оборудованию. Не надо закупать, можно арендовать. Это удобно.

- Какова судьба проектов, работа над которыми началась еще при бывшем директоре ООО «Нанотехнологический центр Самарской области» Олеге Сурнине?

- У нас нет маркировки проектов по этому принципу. Все проекты — наши.

- Над какими проектами работа ведется сейчас и на какой она стадии?

- На текущий момент реализация большинства проектов НЦ СО находится на стадии создания опытных образцов и отработки технологий. Так, в рамках проектной деятельности осуществлен выход из проектов путем продажи со-инвесторам «Микрохроматографа» (разработан прибор для анализа смесей веществ), «Бетавольтаики» (разработан прототип бетавольтаического источника питания с ресурсом до 100 лет). Созданы опытные образцы измерительных приборов для контроля качества поверхностей материалов и покрытий («Самарский трибологический центр» и «Унидис») и заключены первые контракты; на стадии завершения опытно-конструкторских работ и тестирования рынком находятся автономный электросварочный агрегат, применяемый технологию сварки с применением ультразвуковых частот, пластификатор для полимеров, биоразлагаемый полимер. Тестирование рынком проходят проекты — по созданию комплексного модификатора для бетонных и строительных смесей, осуществляется подбор площадки для производства модификатора («Модификатор») и созданию отечественного производства высокомолекулярного рыбного коллагена косметического назначения («Хеликсан Косметикс»). Оставшиеся в портфеле проекты находятся на разной стадии выполнения опытно-конструкторских работ.

- С чем связан уход Олега Сурнина из состава совета директоров Наноцентра?

- Насколько мне известно, это его решение, поэтому вопрос — к нему.

- Каковы предварительные результаты работы Наноцентра за 2017 год и два квартала 2018 года? Планы до конца 2018 года?

- На сегодня в нашем инвестиционном портфеле — 30 стартапов. И переформатированных «старых», и близких к выходу на рынок, и только готовящихся к запуску. Хочу обратить внимание еще на один нюанс нашей работы: любой инновационный стартап в процессе реализации все время претерпевает перманентные изменения, — он «пересобирается» в зависимости от требований рынка. К примеру, на входе были одни условия, а в процессе реализации поняли, что в таком виде не будет работать, надо дорабатывать, — и работа над проектом продолжается. Поэтому о конкретных цифрах предлагаю поговорить в первом квартале 2019 года. Что же касается главной задачи нынешнего года — «переформатировать» работу наноцентра и обеспечить запуск в рамках технологических платформ максимального количества стартапов, а также заложить фундамент для реализации нанотехнологического центра как серийного технологического предпринимателя, — то она, без преувеличения, решается эффективно.